Стратегия развития в XXI веке

Предыдущая9101112131415161718192021222324Следующая

Кризис человеческой цивилизации. В современную эпоху человеческая цивилизация переживает глобальный кризис, суть которого в разрешении противоречия, заключенного в человеческой сущности, — противоречия между универсальной человеческой сущностью, способной к бесконечному развитию, и ее исторически ограниченной модификацией. Этот кризис порожден изжившим себя способом производства — товарным производством с господствовавшим в нем абстрактным трудом, который исчерпал свои прогрессивные возможности. Свидетельством тому является неспособность “рыночного” хозяйства решать порожденные им глобальные проблемы экономического, экологического, демографического и духовного развития в интересах всего человечества. По стандартам жизни, характерным для развитых капиталистических стран, на Земле в ближайшем будущем могут существовать лишь один миллиард человек из наличных в настоящее время шести миллиардов. Тенденция расширенного воспроизводства изжившего способа жизни создает угрозу гибели человечества, конца человеческой цивилизации. На конференции в Рио-де-Жанейро премьер-министр Норвегии Гру Харлем Брунтланд заявила, что “более миллиарда человек, не могущих сегодня удовлетворить свои основные потребности, наши собственные дети и внуки и сама планета Земля требуют революции. Она грядет”164.

Кризис мировой цивилизации имеет своей основой социально-биологический кризис, вызванный несоответствием происходящих в мире социальных изменений и биологической основы человека и общества. В целом предыстория человечества связана с недостаточной адекватностью социальных условий существования генетически обусловленным возможностям биологии человека. Социальный прогресс до настоящего времени осуществлялся в значительной мере за счет ее перенапряжения, порождающего рост сердечно-сосудистых, нервно-психических и других заболеваний, стрессовых состояний. Хотя социальный прогресс привел к заметному увеличению средней продолжительности жизни, она все еще намного ниже генетической нормы. Развитие производительных сил, создание принципиально новой технологии, автоматизация производства, коренная перестройка общественных отношений, устранение эксплуатации и войн из жизни народов позволят решать проблемы социального прогресса не за счет перенапряжения биологических сил человека, а посредством прогресса науки и техники, рациональной организации труда. Наиболее богатая и многогранная социальная жизнь возможна на основе оптимальной интенсивности биологической жизнедеятельности, а не предельной, максимальной. Разрешение социально-биологического кризиса, лежащего в основе кризиса современной цивилизации, связано с коренным переустройством общества, включающим цепь радикальных реформ, преобразующих все сферы общественной жизни — экономическую, социальную, политическую, духовную. Такое преобразование требует предельно объективного подхода к пониманию сущности, объективных законов и критериев общественного развития.



Глубоко переломный характер современной эпохи заключается в становлении предпосылок новой, более сложной социальной реальности, для которой производство собственно социального субстрата, т.е. общественного индивида превратится в самоцель. С созданием этих предпосылок завершится тот период человеческой истории, в котором человек действовал преимущественно как живое существо (телесный организм), осуществляющее мускульную и мыслительную деятельность.

Одним из крупнейших открытий Маркса является предсказанное им возникновение всеобщего, или научного, труда, элементы которого зарождались уже в XIX в. Всеобщий, научный труд Маркс противопоставлял физическому труду, который всегда выступает как частичный труд, связанный с “совокупным рабочим”, в отличие от труда в науке, имеющего всеобщий характер. По Марксу, всеобщий труд — это, во-первых, кооперированный труд; во-вторых, труд, в котором использован, аккумулирован весь предшествующий опыт. В будущем непосредственный физический труд перестанет быть главной основой общественного производства, в качестве которой выступит всеобщий, научный труд. “В этом превращении в качестве главной основы производства и богатства выступает не непосредственный труд, выполняемый самим человеком, и не время, в течение которого он работает, а присвоение его собственной всеобщей производительной силы, его понимание природы и господства над ней в результате его бытия в качестве общественного организма, одним словом — развитие общественного индивида”165.

Однако суть дела заключается в том, что, по Марксу, научный труд будущего — это не труд в науке, не умственный труд как таковой, а материальный труд, утративший свой прошлый частичный, разделенный, специализированный характер и ставший универсальным, всеобщим трудом. Такой труд является непосредственным воплощением результатов науки, т.е. онаученным трудом, и приводит в действие колоссальнейшие силы природы, которые становятся основным источником общественного богатства. Ведущую роль в новом историческом типе труда играет высокоразвитая общая творческая способность к труду, выражающая универсальную, всеобщую природу человека. Хотя такой труд будет иметь, очевидно, и какой-то специализированный компонент, в основном исполнительские функции перейдут к автоматизированной системе машин. Всеобщий труд связан с универсальным, всесторонне развитым, целостным человеком и в будущем совпадет с его универсальной сущностью.

Другое крупнейшее открытие Маркса, не понятое многими современными отечественными и зарубежными марксистами, состоит в том, что с появлением всеобщего труда, связанного с гигантской производительностью, исчезнет соответствие, пропорциональность между вещественным богатством (совокупностью потребительных стоимостей), производимым обществом, и стоимостью, абстрактным трудом, которое (соответствие) лежит в основе существования товарного производства. С исчезновением такого соответствия исчезнет и товарное производство, с которым связана предыстория общества. Исчезновение стоимости как мерила общественного богатства и развития индивидов и зарождение всеобщего труда Маркс считал важнейшими предпосылками появления социализма и коммунизма.

Коренной особенностью постиндустриального периода развития общества является постепенное формирование всеобщего, или научного труда, изживающего социальное разделение труда на умственный и физический, а тем самым и стоимость.

Всеобщий труд, очевидно, выступает висторически конкретных формах. Историческая форма всеобщего труда должна быть определена на основе учета средств труда, предмета труда, продуктов труда, содержания и характера самого труда, социальных отношений и социальных последствий. Характеристика складывающейся формы труда должна учесть следующие особенности. Прежде всего, новая форма труда связана с высокой степенью механизации и определенной формой автоматизации труда, широким использованием компьютерной техники. Необходимо, далее, более точно определить характер продукта современной формы труда. Известная оценка труда и производства в целом, связанная с выделением вещественного, энергетического, затем информационного продукта, является, по нашему мнению, весьма приблизительной. Известные ступени развития производства действительно в определенной мере связаны с особой ролью на каждом историческом этапе вещественного, энергетического и информационного компонентов. Однако продукт труда необходимо рассматривать как целостное и многоуровневое образование — вещественное — энергетическое — информационное. Современный конечный продукт труда должен быть вещественным, но на порядок более сложным, чем в прошлом веке. Он связан с новыми энергетическими затратами (и новыми формами энергии). В связи с необходимостью глубоких преобразований Земли, природоохранных мероприятий, космизацией производства, необходимостью создания сложнейших космических станций, освоением других небесных тел роль вещественного и энергетического компонентов производства будет неограниченно возрастать, а не падать. Следует учесть, далее, что информация, как продукт все более преобладающей доли труда, не является самоцелью, а служит в конечном счете созданию вещественных продуктов труда, “второй природы”, без которой человечество не сможет сохраниться и прогрессировать.

Особое место в характеристике современной формы труда занимает проблема производства информации и информационного продукта. В философской и экономической науке производство информации рассматривается как разновидность интеллектуального труда. Однако эта кажущаяся очевидной трактовка вызывает возражения. Согласно Н. Винеру, информация есть мера упорядоченности, организации в системах. Как бы не трактовалась эта мера — величина, обратная энтропии, алгоритм и т.д., информация является явлением материального мира, материальных систем (с обратной связью или систем вообще). Информация свойственна и психическим процессам, высшей формой ее выступает мыслительная информация. В компьютере или системе компьютеров функционируют чисто материальные процессы, происходит преобразование абстрактных материальных структур. Производство информации выступает, таким образом, как современный уникальный вид материального, вещественного производства, производства абстрактных структур. Этот уникальный вид производства неразрывно связан с соответствующим ему духовным производством, заключающемся в разработке программ, способов кодирования и декодирования информации, интерпретации информации. Компьютерному труду присуща принципиально новая форма единства материального и духовного процессов, ибо он обнаруживает глубокое соответствие абстрактных материальных и мыслительных структур. Это свидетельствует о высшей форме выражения одного из важнейших технологических принципов — антропоморфизма техники и технологии. Производство абстрактных материальных структур, по-видимому, является главной особенностью современной формы всеобщего труда.

Современная форма труда в существенной мере разрушила пропорциональность между затратами труда и его результатами, существенно подорвала реальную абстракцию труда, что означает заметное разрушение прежнего стоимостного отношения. Какое экономическое содержание, экономическое отношение приходит на смену стоимостному отношению? Этот вопрос, очевидно, главный вопрос, который должен быть решен современной человеческой цивилизацией.

Поскольку труд был и остается главным источником общественного богатства, новое ценностное (или стоимостное — в новом значении слова) отношение имеет трудовую природу. Это значит, что необходимо создание новой трудовой теории ценности или стоимости. Однако трудовое содержание продуктов труда как ценностей получает в современных условиях новое содержание: стоимость (ценность) — это сгусток всеобщего труда, т.е. более глубоких и богатых, чем непосредственный труд, выраженный в рабочем времени, сторон труда, или всеобщих сущностных сил человека. Тем самым стоимость становится все более многосторонним выражением человеческой родовой и индивидуальной сущности, или, иначе, она очеловечивается. В этом смысле стоимость перестает быть отчужденной сущностью, поскольку абстрактный труд как таковой был отчужденным трудом.

Гуманизация экономического содержания продуктов труда означает коренное изменение собственности. Д. Белл и Ж. Фурастье считают, что в постиндустриальном обществе собственность перестает быть решающим фактором формирования социальных структур. По Р. Хейлбронеру, в новом обществе прекратится процесс аккумуляции собственности. Возрастание роли государственной собственности констатирует Дж. Гэлбрейт. Однако нам представляется, что более точным определением последствий формирования новой формы труда является констатация перехода общества от частной собственности к общественной собственности. Прекращается не аккумуляция собственности, а аккумуляция частной собственности.

Всеобщий труд имеет ярко выраженный общественный характер. Ликвидируя прежнее разделение труда, он превращается в глубоко общественный труд и, следовательно, влечет за собой длительный и сложный процесс обобществления собственности. Западные авторы по существу подметили различные проявления этого процесса. Наиболее типичной и неизбежной, хотя и первоначальной, формой такого обобществления является ограничение роста государственного управления экономикой. По нашему мнению, будущая форма общественной собственности получит не абстрактно-всеобщий, а конкретно-всеобщий характер, или, иначе, будет включать большую степень активности индивидов (“индивидуализированная общественная собственность”).

Замечательной особенностью компьютерного труда является его глубоко общественный характер. Информация, как абстрактные структуры стоимости, имеет всеобщий характер, объединяющий все формы производства. Единые информационные сети — это своего рода центральная нервная система общественного организма. Сети типа Интернета служат средством обобществления труда в масштабах человеческой цивилизации в целом. Единство информации как всеобщих абстрактных структур связано с единством средств производства и хранения информации — информационной техники, которая образует техническую систему, объединяющую производство (а также культуру) в пределах страны и, шире, человеческого общества в целом. Компьютеризированный труд, общественный по своей природе, потенциально предопределяет формирование общественной собственности в масштабах страны и общества в целом.

Новая стоимость должна обладать какой-то формой измерения. Теряя прежний аддитивный характер, стоимость, очевидно, не может выявляться в результате рыночной стихии спроса и предложения, хотя функция отбора должна получить в пострыночной экономике какую-то новую форму выражения. Возможно, существенным средством измерения новой формы стоимости станет “информационная емкость” продукта труда, т.е. затраты информации на единицу продукции, поскольку информация измерима. Однако количественный показатель информации имеет существенную ограниченность, ибо количество информации неоднозначно связано с ее ценностью. Впрочем, может обнаружиться некий процесс усреднения ценности информации. Определение новой стоимости должно несомненно иметь не стихийный, а сознательный и плановый характер.

ХХ век — начало великого исторического процесса перехода от капитализма к социализму, от предыстории общества к ее действительной истории. Этот процесс был начат Великой Октябрьской Социалистической революцией, которая нашла свое продолжение в революциях Китая и других стран. Как и всякий революционный процесс, переход протекает неравномерно, включает периоды собственно революций и контрреволюций или реставраций старого строя. В силу допущенных ошибок, слабости руководства страны, догматизации теории в СССР не были вовремя разработаны и проведены в жизнь необходимые реформы социализма, инициатива была перехвачена прокапиталистическими силами, которые получили всестороннюю поддержку со стороны мирового капитализма. Однако временное поражение социализма в СССР — это отступление от магистрали исторического процесса в период неотвратимого движения общества от частной собственности и капитализма к общественной собственности и социализму.

Буря на поверхности, принесшая столько бед и страданий народам СССР, не может скрыть того крупнейшего исторического факта, что в фундаменте человеческой цивилизации происходят мощные и неотвратимые сдвиги к социализму, которому, как отметил лауреат Нобелевской премии по экономике Дж. Гэлбрейт, нет альтернативы. Концепция современного социализма должна учитывать глубинные тенденции постиндустриального этапа развития, прежде всего особенности производства рабочей силы в условиях НТР и полностью исключить идеи уравнительного социализма. Если в свое время Маркс имел право утверждать, что издержки обучения обычной рабочей силы “совершенно ничтожные”, то в настоящее время дело изменилось коренным образом. Необходимо также учитывать, что отрицание стоимостного характера рабочей силы при социализме связано у Маркса с общим тезисом о нетоварном характере социалистического производства. К тому же крупные изменения произошли в последние годы в наборе, структуре, качестве средств индивидуального потребления. В XIX в. их основу составлял комплекс элементарных продуктов питания, одежды, примитивного жилья, в настоящее время в круг индивидуального потребления входят сложные вещи и условия: автомашины, видеотехника, компьютеры и т.д., стоимость которых многократно превосходит стоимость жизненных средств английского рабочего середины XIX в.

Стоимостный подход к рабочей силе эффективен только при хорошо организованной экономике, всецело учитывающей экономические, в том числе стоимостные законы: всеобщий закон накопления и закон тенденции понижения нормы прибыли. Всеобщим законом социалистического накопления является накопление богатства в двух формах: в форме собственно общественного богатства, находящегося в общенародной и коллективной собственности, и в форме массы индивидуальных долей богатства, находящихся в индивидуальной собственности. Возникновение индивидуальной собственности является, по Марксу, существенной стороной закономерного исторического процесса. Капитализм порождает свое собственное отрицание, которое восстанавливает не частную собственность, а индивидуальную, возникающую на основе кооперации, общего владения землей и произведенными собственным трудом средствами производства.

Рост богатства, находящегося во владении общества, служит коренным условием развития массы индивидуальных богатств в их тесном взаимодействии и является законом социалистического накопления. При этом для каждого этапа развития общества характерно определенное соотношение двух частей совокупного богатства общества. Необоснованный рост индивидуального накопления и потребления в ущерб общественному богатству неминуемо приводит к “проеданию” накопленного богатства и замедлению темпов развития. Недостаточный рост массы индивидуальных долей богатства также порождает отрицательные последствия, ибо индивидуальное накопление создает предпосылки индивидуального развития, индивидуальной свободы и активности.

Закон тенденции понижения нормы прибыли стимулирует экономию труда, научно-технический прогресс через снижение цен, нормы прибыли. Как показал Маркс, этот закон, выражающий действие общего закона стоимости, заставляет капиталистов снижать цены на продукты производства и ведет к увеличению суммы присваиваемой прибавочной стоимости. В условиях товарного производства, основанного на социалистических принципах, только под контролем закона тенденции понижения нормы прибыли возникает нормальное стимулирование экономического роста и научно-технический прогресс приобретает естественный характер. Это сделает возможным достижение адекватного, хотя далеко не полного по сравнению с коммунизмом, соответствия способностей и потребностей. Отсутствие эксплуатации и рост производительности труда позволяют удовлетворять потребности индивидов в зависимости от развития способностей и тем самым внести новый принцип социальной справедливости — социалистическую справедливость: чем больше в процессе труда реализуются и развиваются способности, тем больше возвышаются и удовлетворяются потребности. При этом связь их опосредуется товарно-денежными отношениями, результатами труда, измеряемыми в стоимостной форме. Введение экономически обоснованной зависимости удовлетворения потребностей от количества и качества труда, создание хозяйственного механизма на основе многообразия форм собственности в свою очередь явится мощным стимулом развития труда и НТП.

Труд “на себя” приобретает глубокое социальное содержание и значимость лишь тогда, когда он связан с трудом “на других”, подчинен ему. Концепция современного социализма поэтому должна раскрыть принцип распределения по труду как содержащий в себе в подчиненном виде закон стоимости. Только учитывая действие новой формы закона стоимости, можно решить проблему распределения по труду, воплотить в жизнь подлинно социалистическую справедливость, которая антагонистически не противоречит закону стоимости, подчиненному интересам развития каждого индивида и общества в целом. Деформация основного принципа социализма была вызвана прежде всего тем, что этот принцип рассматривался как абсолютно противостоящий закону стоимости, как полное его отрицание.

Подлинно социалистическое общество создает предпосылки для превращения труда из первой жизненной необходимости в первую жизненную потребность, привычку трудиться на общую пользу. Но это не означает, что труд при коммунизме перестанет быть жизненной необходимостью. Диалектика соединения необходимости в труде с потребностью в нем — одна из ключевых черт коммунизма. По-видимому, при коммунизме исчезнет прямая зависимость удовлетворения потребностей от количества и качества труда, но сохранится в общественно необходимой форме учет личного вклада каждого индивида. Стимулирование в зависимости от количества и качества труда будет осуществляться, очевидно, посредством предоставления индивиду таких возможностей в труде, которые он заслуживает благодаря своим способностям. Стимулирование трудом, вероятно, сохранится в сфере развития способностей.

В собственно коммунизме коренным образом изменится соотношение общей и частных способностей, которые приобретут большую универсальность. В нем произойдет совпадение способности к труду вообще со способностями к конкретным видам труда, т.е. будет достигнуто единство природы способности к труду и ее выражения. Однако это совпадение не является абсолютным. Конкретный труд, становясь все более универсальным, не утратит своей специфичности. Поэтому совпадение сути труда с его проявлениями не исключает противоречия между ними. Всеобщий, научный труд, развиваясь, всегда будет выражен в конкретных формах.

Основное содержание и смысл человеческого существования в обществе, организованном на действительно человеческих началах, — “развитие богатства человеческой природы как самоцель” (Маркс). С этого момента исторический процесс становится выявлением творческих дарований человека, без каких-либо других предпосылок, кроме предшествовавшего исторического развития, делающего необходимым развитие всех человеческих сил как таковых, безотносительно к какому бы то ни было заранее установленному масштабу.

Не вызывает сомнения, что грядущий XXI век станет временем, когда происходящие сейчас сдвиги приобретут более яркий и радикальный характер, временем перехода к социализму в мировом масштабе. Только коренное изменение способа существования цивилизации, переход к плановому ведению хозяйства на Земле может предотвратить наступление катастрофы. У нас еще есть время, но это время сокращается как шагреневая кожа.


7428524461679525.html
7428560607693024.html
    PR.RU™