Часть вторая КОРОЛЕВСТВО СТРАХА 11 страница

Предыдущая45678910111213141516171819Следующая

Это действительно продавец информации. Если верить чувствам и эмоциям, как сетчатка глаза реагирует на свет, так астральное поле набухало тяжелыми и жадными амбициями.

Мита вошла, чуть задержавшись, следом за Винтом.

Это спасло ей жизнь.

Конечно, он использовал боевых сервиторов.

Умно.

Лишенные эмоций, испытывающие недостаток самых обычных чувств, сервиторы были невидимыми для астрального поля псайкера, как любой бездушный механизм.

Они выскочили из проемов между дверьми и специальных ниш в приемной с тонким свистом гидравлики. Четыре высокие лоснящиеся модели, испещренные хирургическими шрамами, четыре ветхих гомункула, двигающиеся со смертельной грацией.

Двое обрывками человеческой плоти, скрепленной мотками проводов, выхватили из пластмассовых кобур громоздкое оружие. Автопушки многоствольные и ничем не украшенные, сверкнули в их киберметаллических лапах.

Вторая пара поспешила вперед, обратные сочленения птичьих лап сделали походку сервиторов шатающейся, словно конечности рептилии скрестили с телами зомби. У каждого на месте левого запястья мерцало силовое лезвие с утопленными в плоть поглотительными катушками и трехразрядный энергетический кулак — на месте правой руки.

Первые для расстрела любого нарушителя. И еще парочка для ближнего боя и окончательной расправы. Мило.

Автопушки с ревом открыли огонь. Мита дернулась в сторону, повинуясь инстинкту, но вместе с тем осознавая, что движение бесполезно, — даже край огненной бури не мог к ней прикоснуться. Заряды застучали по груди Винта, как камни по стальному баку, разрывая одежду и вырывая из тела фонтанчики крови. Подобная встреча привела великана в ярость.

Он расправил свои гигантские, с тройными сочленениями, руки и яростно заревел как дикий зверь. Огромные кулаки сжались, пули с визгом рикошетили от стальных суставов.

Ошметки плоти мутанта полетели на Миту, и сначала она замерла на месте, сжавшись, а потом припала к полу, потянувшись к кобуре на поясе. Проклятый варп, она ведь была дознавателем Ордо Ксенос! Сейчас она покажет этому торговцу и его механическим друзьям. Мита прибыла сюда в полной готовности. Ее болтер был выхвачен и взведен раньше, чем глаза нашли цель. Как белка, девушка скользнула между ног Винта, вытянув руки с оружием вперед. Сквозь полы его одежды, теперь разорванной и окровавленной, она мельком увидела ближайшего к ней вооруженного дрона, его широко распахнутые глаза в металлических углублениях черепа которые лишали его последних признаков принадлежности к человеческому роду. Один миг был потрачен на прицеливание, окружающий мир размазался и замер, Мита сфокусировалась на цели, затем потянула спуск и открыла огонь.



Сервитор дернулся назад, схватившись за плечо, потом закрутился волчком, а когда его настиг третий заряд, точно в центр лба, — рухнул навзничь.

Теперь второй. Боеголовки болтера взорвались одна за другой, заставив тело сервитора исполнить танец марионетки, а потом главный взрыв превратил боевую машину в облако разлетающихся деталей и кусков плоти.

Возвышавшийся живым щитом над Митой Винт быстро терял силы. Его рев становился все слабее, прерываясь мучительными стонами, с него обильными струйками текла кровь, пропитывая одежду. Мита прилагала все силы, чтобы оставаться под прикрытием гиганта и отомстить за его добровольную жертву.

Внезапно нечто метнулось слева — один из боевых сервиторов ближнего боя шел в атаку. Услышав треск электричества, Мита увидела, что на нее направлен единственный рыбий глаз линзы, укрепленной на невыразительном, иссеченном швами лице. Нападение сервитора было столь же грубым, сколь и эффективным, — горизонтальный удар потрескивающим широким лезвием, перед тем как сверху должен обрушился энергетический кулак.

Комбинация, от которой невозможно уклониться.

Мита отпрянула назад, издав мысленный крик, — она поняла, что уже мертва.

Винт спас ее снова С глухим рычанием гигант схватил сервитора за голову и, пока клинок бесполезно вгрызался в металлическую руку, впечатал дрона в стену. Мита добила механизм, послав очередь из болтера в упор, с удовольствием наблюдая, как заряды пробивают в сер-виторе дыры, из которых вырывается сноп искр и валит дым.

Это усилие оказалось непосильным для полуразрушенного тела Винта: он был уже весь в крови, из глаз текли слезы, массивные руки несколько раз сжались, потом гигант покачнулся и с резким шипением рухнул на пол.

— Н-не смог… не смог спасти Миту, — с искренним сожалением пробормотал Винт, — так жаль…

— О бедный Винт, — прошептала дознаватель. А затем Мита осталась одна.

Словно в замедленном движении сна, второй боевой сервитор тенью выпрыгнул из клубов дыма, вырывая ее болтер и сминая оружие в лепешку энергетическим кулаком.

Потом сервитор прижал клинок к шее Миты и защебетал.

— Вот дерьмо! — вырвалось у девушки.

— Я бы не хотел доводить вас до такого состояния, дорогая, — произнес поразивший ее голос. — Впрочем, мне кажется, вы, наоборот, в весьма хорошем состоянии. Хет-хет-хет.

Любопытный голос, казалось, исходил непосредственно от сервитора, вернее из динамика, вмонтированного над рваным ухом. Но, елейный и ехидный, он не мог принадлежать бездушному боевому механизму. Кто-то говорил издалека, используя сервитора как удаленный рот.

— Вы, наверное, торговец информацией, — произнесла Мита, чувствуя себя смешной.

— Хет-хет-хет… — Голос казался безумным, скрежещущий звук смеха терзал уши. — Очень хорошо, да, просто очень хорошо! А вы наверняка ведьма инквизитора, да? Да? Наслышан о вас, премного наслышан. Хет-хет-хет… Вы повредили зрение одного из моих бедных агентов, невинного ягненка…

— Грабители? Они работали на вас?

— Хет-хет-хет… Приходится платить, чтобы узнать максимум возможного о незнакомцах в моем городе.

— Узнать? Да они хотели меня прикончить!

— Да… Хет-хет-хет… Таким образом я узнал, что с помощью кретинов вас не убить. Вот поэтому мои металлические друзья присутствуют здесь.

Сервитор ударил себя в грудь с громким лязгом на манер гориллы. Как марионетка, чьи нити дернула раздраженная рука хозяина.

За его спиной Винт тяжело пошевелился и застонал, наблюдая за происходящим слезящимися глазами. Он все же не умер. Все же.

— Кто вы? — обвиняющим тоном спросила Мита. Лезвие глубже надавило на кожу шеи.

— Это, моя дорогая, та информация, которая в вашем положении недоступна. — Сервитор перевел глаз вниз, на истекающего кровью гиганта. — Не сейчас, когда ваш домашний огрин никак не может подняться на ноги. Хет-хет-хет.

Винт напрягся.

Тревожный звонок прозвучал в сознании Миты.

— Как… как вы его назвали? — произнесла она, группируясь.

— Разве вы не слышали? Он огри…

Что-то промелькнуло между глаз дознавателя.

Скрежет металла и звуки раздираемой плоти продолжались некоторое время, даже когда Винт наступил на передатчик сервитора и несущиеся оттуда проклятия умолкли.

— Он не любит, когда его так называют, —пробормотала в тишине Мита.

Она пришла, чтобы найти торговца.

Зо Сахаал

Они пришли обрести убежище. Подулье оправится от ран, уковыляв, как хромая лиса, в темноту. Если раньше люди презирали Семью Теней и их религиозные обряды, высмеивали за фанатизм, то теперь все изменилось. Теперь все увидели их силу, крепость и защиту.

Не осталось ни одной семьи, не затронутой погромом префектов, поэтому без разговоров и без официальных соглашений люди собрали нехитрые пожитки, самое ценное и необходимое, после чего отправились в глубину, туда, где извивающаяся дорога петляла среди развалин, закончив путь на берегах ржавого заболоченного озера.

В самом сердце владений Сахаала. Они пришли, ища убежища, — бывшие правителя и воины, преступники и воры. Герои и злодеи.

На второй день после нападения виндикторов, когда поток беженцев сначала стал струйкой, а потом и вовсе закончился, Сахаал сидел на своем троне и обозревал море голов, кипящее вокруг него. Он вдыхал их аромат, наслаждался страхом, опустошенностью и унынием, улыбаясь про себя.

Он может их использовать.

— Что за обман творится здесь?

— Будьте прокляты, Семья Теней! Я не собираюсь сражаться за… Назад! Прочь! Еще один! Вот, и тебе!

А агрессия расползалась по всей территории Семьи Теней, в кругу факелов — блеск оружия и около дюжины странных — и разъяренных — фигур. Они прибыли по доброй воле. Расстроенные потерей былого прибежища, стыдясь повсеместного массового бегства, они все равно оставались гордой знатью. И как только они сошли на берег с построенных на скорую руку барж, ступили на ржаво-коричневую землю былых врагов, они сразу оказались окруженными стрелками Семьи Теней. Поэтому ответную реакцию сложно было назвать дружеской или покорной.

— Заткните свои уродливые рты, клянусь духом Лягушки!

— Опустите оружие, Семья Ублюдков! И так далее.

Обвинитель Чианни приказала отвести новоприбывших под конвоем в секретное место, а сама наблюдала за происходящим, стоя на возвышении среди обломков. Сахаал видел, какие разительные перемены произошли в ней за столь короткий срок, и одобрял их. Первый раз он увидел Чианни еще помощником обвинителя, свидетелем случайного убийства своего начальника чудовищем из ночных кошмаров. А теперь? Теперь она была представителем божественного сословия, не меньше. Повелитель Ночи приказал, чтобы она привела к нему новых гостей именем Императора, и жрица отправилась исполнять повеление без единой жалобы. В незнакомых Сахаалу водах политики и дипломатии Чианни была его самым ценным инструментом.

— Эй, жрица! Тебе лучше не смотреть на мою пушку, или я…

— Проклятие! Кровавая Семья! Дерьмо Теней! Воины игнорировали оскорбления, как и положено сторонникам истинной веры, и продолжали неторопливо подталкивать беженцев к огромной темной трубе, где теперь стоял трон из костей и ужасных трофеев, пополняемых с каждым днем. Трон был пуст, его владелец наблюдал за посетителями из укрытия, смакуя их будущий страх.

Начиная с самых первых беженцев, все люди старались держаться на расстоянии от центра острова, где постоянно находились закутанные в черное воины Семьи Теней. Как мыши перед логовом тигра — благодарные за его присутствие, но слишком напуганные, чтоб приближаться к хищнику, беженцы не подходили к своим защитникам близко, начав выстраивать привычное феодальное общество в миниатюре на дальних берегах острова. Шпионы Семьи Теней неотрывно наблюдали за ними, донося все подробности Сахаалу, который внимательно следил за новыми доминионами и делал предварительные вычисления.

Повелитель Ночи находил весь этот процесс естественным. В мире, что расположен над этими мрачными пустошами, до того как пришли префекты и изменили его, все аспекты жизни регулировались организованными преступными группировками. А среди аристократии бандитов существовала иерархия не менее сложная, чем среди расово чистой знати Стиплтауна. Число преступников не поддавалось учету, не знали окончания бесконечные войны и стычки, ересь и предательство, которые невозможно описать в хрониках. Но одно можно было сказать точно: над всем конченым сбродом выделялось семь домов — большие племена воинов и преступников.

Ныне им пришлось проглотить гордость и бросить свои земли перед яростью виндикторов, сбежав в тихие переходы логовища Семьи Теней. И вот теперь все семь возникли в миниатюре, рассеянные на мертвых берегах озера Сахаала.

Первые — Кетцай, выводок ловких воинов, чьи безвкусные яркие одежды, украшенные перьями, мелькали среди беженцев на северном берегу. Их тотемы возвышались над потрепанными палатками, на них был изображен катроч с отрубленными конечностями и вырванными клыками.

Вторые поселились на востоке, высокие дикари-воины Клана Атла, покрытые ритуальными шрамами с головы до ног, любившие наживлять на ногти отравленные шипы, имитируя лапы огромных медведей. Их гортанные команды, когда они требовали еды или питья у забитых беженцев, над которыми Атла решили «властвовать», далеко разносились по острову с раздражающих многих частотой.

За ними, не подпуская к себе никого, брезгуя натыканными палатками беженцев, встали тихие альбиносы Бледных Степей. От их вигвамов немедленно донеслись запахи странных трав, сжигаемых в жаровнях, навевающие сон ароматы смешались с запахами болота. Их сутулые тела — столь хилые внешне — противоречили жестким боевым традициям альбиносов. Сахаал, глядя на них, вспомнил белокожих людей с Ностромо Квинтуса, древнего дома его повелителя.

Расположившиеся на юге беженцы оказались кураторами Дома Магритха — бесполыми воинами с длинными конечностями и крупными чертами лица. Их изящные руки крепко сжимали длинные винтовки, а татуированные тела были преднамеренно голыми, чтобы каждый мог увидеть их гермафродитизм.

На южных мелководьях, где осели самые слабые из беженцев, выкинутые с сухой земли броуновским движением на общей стоянке, властвовали дикари-шаманы Принцессы-Лягушки, жившие в промасленных жилищах. Они верили, что раздутые амфибии на их прежних землях были новым перевоплощением имперских святых, через которых можно связаться с самим Императором. Шаманы Принцессы-Лягушки одевались в недубленую кожу, тщательно пучили глаза и требовали от остальных особых неприятных податей. В их число входили волосы с головы ребенка, плевки старика и тому подобные вещи, необходимые для проведения ритуалов.

И наконец, на западе оказались надменные стражи Штак Чай. Их повелитель важно шел среди толпы, требуя уважения и налогов в равной пропорции. Простые одежды Штак Чай маскировали мускулистые тела, доведенные до крепости дуба десятилетиями тренировок в боевых искусствах. Их упражнения на рассвете привлекли внимание и заслужили высокую оценку Сахаала.

Седьмым «благородным домом», которого не было в этих ржавых пещерах, были ублюдки Ледниковые Крысы — пираты, стертые с лица улья в мгновение ока.

Перед тем как обратиться в бегство, все эти волчьи стаи управляли подульем железом и кровью, и горе тем, кто не успевал вовремя заплатить налоги или оказался в зоне территориальных притязаний одной из банд.

И вот теперь все оказались правителями узких кусков берега, пытаясь установить власть над лишним метром. Они напоминали поток лавы — очень грозный и сильный, но который непременно остановится и остынет. Банды больше не уважали в подулье. Они существовали веками, «крышуя» торговлю и улаживая возникающие разногласия, но теперь, когда бронированный кулак виндикторов нанес смертельный удар прямо в незащищенный живот, банды терпели неудачу.

Они сбились с истинного пути. Пришли к племени Сахаала с мольбами о помощи и убежище, но теперь — о, дерзость и злоба! — взялись за старое. Начали формировать боевые структуры, возвышаясь над простыми, лишенными собственности беженцами. Требовали принесения клятвы верности и богатств от тех, кому нечего было отдать.

Сахаал не мог этого выносить. В этих ржавеющих развалинах была только одна власть и один авторитет. Повелителю Ночи никто не бросил вызова и не победил его, не важно, знали о нем или нет.

Поэтому он через разведчиков отправил приглашение в каждый лагерь, требуя от всех вступить в контакт с обвинителем Чианни. О, как пыжились главы Домов, стараясь сохранить лицо или неуместную гордость, — но никто не отказался от встречи. Глава каждого дома вместе со своим лучшим воином призывался к тем, чьим гостеприимством они воспользовались.

Это было договором.

Это было приманкой.

Их привели к центру острова под конвоем, конечно, как недавних принцев, и теперь… теперь они рычали, как животные в клетке, огрызаясь на каждый тычок лазгана, затыкающего рот или толкающего в спину.

О, как могучие падут…

Слова Ночного Охотника прошелестели в сознании Сахаала.

— …требуем, чтобы нам все объяснили, клянусь мочой варпа!

— …будут неприятные последствия! Штак Чай не допустят…

— …убьем! Покрошим на полоски всех и каждого!

А затем раздался новый голос, ровный и спокойный, пресекший все возражения, как бритва, заставив рты изумленно захлопнуться.

— Тише, — пророкотал он поверх голов. — Умолкните и склонитесь перед вашим новым господином.

Сахаал бесшумно спрыгнул из темноты, которая укрывала потолок искусственной пещеры, — черно-синяя броня и красные, горящие дьявольским светом глаза. Он смахнул с трона черную накидку и, встряхнув ее, очистив от хлопьев ржавчины, облачился в нее, как в похоронный саван.

Разум людей оказался переполнен ужасом, едва они осознали, что стоящий перед ними демон — живой. Он не мог быть реальным. Словно тварь из кошмаров, ужасный и мерзкий паук, нашедший способ вырваться из сна и стать явью. Возвышаясь над лидерами группировок полуразличимым вурдалаком, скрытым тьмой и тканью, Сахаал дунул в дыхательный аппарат — получилась точная копия демонского вздоха. Для полного эффекта Повелитель Ночи склонил голову и выдвинул когти, заставив некоторых из людей вздрогнуть.

Они пришли в себя внезапно. Многие закричали.

Некоторые пробовали убежать. Другие упали на колени.

Все наверняка слышали слухи. Им говорили, мол, безумцы из Семьи Теней, что вечно пеклись о собственной святости, сторонились других жителей подулья, проповедуя нездоровый культ смерти, посвященный чистоте Императора, завели себе нового хозяина. Почти все усмехались и пожимали плечами, обеспокоенные насущными проблемами.

Многие слышали и последние слухи о том, что происходит в подулье. О некоем темном существе, бродящем в ночи и убивающем всех без сожаления. Слышали о немыслимых кровавых злодеяниях, об обезображенных телах без глаз и пальцев. Все ужасы и мерзости люди отметали как праздные байки, придуманные, чтобы пугать детей.

Теперь они пожалели о своем легкомыслии.

— Пусть лидеры приблизятся, — прошипел Сахаал.

Ни один не был готов повиноваться, «благородные» еще не до конца переварили новую информацию, недоуменно переглядываясь с собственными телохранителями.

Сахаал зашипел вновь и, махнув Чианни, щелкнул когтями: он знал — жрица все поймет правильно. По знаку обвинителя воины Семьи Теней резво кинулись к толпе, разделяя лидеров и сопровождавших их воинов, не скупясь на пинки, удары дубинками и зуботычины. Пара минут — и главари оказались одни перед Сахаалом. Шесть жалких свиней, опасающихся, что сейчас с них срежут сало.

— Вы пришли сюда, — начал Повелитель Ночи, пристально глядя на людей и указывая в сторону болот, — в страхе. Вы бежали от своих врагов, как паразиты, и пришли сюда. В мои руки. Ко мне.

Сахаал шагнул вперед, и свет упал на сегмент его доспехов.

— Вы пришли ко мне в поисках убежища — незваные, нежеланные, — но разве я вам отказал? Нет. Я разрешил вам остаться. Я позволил вам ползать по моей земле, подобно змеям в траве… И как вы мне отплатили за доброту?

Еще один шаг — и свет факелов заиграл на когтях, глаза засверкали ярче. «Благородные» съежились.

— Вы пришли и поклонились мне? Принесли клятву верности новому повелителю, непосредственному воину Императора? Принесли мне дань? Нет. Вы не сделали ничего. Вы ждали, пока вас призовут.

Еще один шаг — и сплоченная группка лидеров раскололась. Белая голова лидера Бледного Дома склонилась, и он рухнул на колени. Закутанная в перья жрица Кетцай лихорадочно хваталась за оружие, которое давно отобрали. Священник Лягушки развернулся и попробовал юркнуть в сторону, дико вращая глазами, но только уткнулся в грудь воина Семьи Теней.

Сахаал не обратил на это никакого внимания.

— Улей ушел от света Императора и направляется в ад, как ребенок, бегущий следом за матерью. Вы ожидали найти у Семьи Теней комфорт и защиту… Но по какой цене? Никакой! Вы ничего не предложили взамен!

Голос Повелителя Ночи резонировал под сводами и давил мощью звука.

— Более я не допущу непочтительности. Если вы остаетесь и населяете мои земли своими волчьими стаями, то делаете это только по моему желанию.

Сахаал наклонился, рубиновые глаза оказались совсем рядом с лидерами банд, сверкая рубиновым пламенем.

— Вы гости Святых Воинов. — Из его дыхательного аппарата вновь вылетели клубы пара. — Потому вы должны разделить с ними их бремя.

Повелитель Ночи резко распрямился, свистнув накидкой, и простер руки к воинам Семьи Теней, со свистом втягивая когти в бронированные кулаки.

— Кто из вас принимает мой закон? — спросил он. — Кто вкусит божественного вдохновения и присоединится к моему Крестовому Походу? Кто из вас передаст свой дом на милость Императора?

Один за другим лидеры приходили в себя, облизывали пересохшие губы и, подавляя дрожь в коленках, подходили по очереди целовать руку твари.

— Хорошо, — сказал Сахаал, когда они закончили, и посмотрел на ожидающих воинов Семьи Теней и шестерых лучших из бандитских домов, стоящих между ними с выпученными глазами. Они свидетельствовали присягу своих лордов, а по их виду Сахаал определил еще одну важную вещь: они поступили бы так же.

Повелитель Ночи пристально разглядывал своих новых рабов, потом украдкой глянул на Чианни и без удивления заметил презрение на лице жрицы. Она провела всю жизнь, воюя с этими бандами, побеждая, когда на то была милость Императора, и обороняясь от хищнических нападений, когда не везло. Чианни полностью повиновалась Сахаалу, она была готова беспрекословно отдать жизнь по первой команде.

И все же он был приятно удивлен поведением Чианни.

— Знаете ли вы,— грозно спросил Сахаал, — о львах?

Все молча и изумленно посмотрели на него.

— Это большие хищники с древней Терры, — объяснил Сахаал, — прайд особей, мирно живущих друг с другом и верных самому сильному.

Теперь он сделал паузу, наслаждаясь драматическим эффектом.

— А знаете, что делал новый вождь прайда, когда приходил на смену старому? Он не мог допустить разлад внутри, не мог положиться на тех, кто может в будущем составить ему конкуренцию.

Все продолжали молчать.

— Знаете, что он делал, уважаемые благородные вожди?

Некоторые чуть дрогнули, вероятно, они знали.

— Он убивал всех детенышей!

Сахаал убил всех шестерых двумя взмахами когтей.

Лучшие воины, ставшие свидетелями передачи власти, теперь были отпущены на все четыре стороны, с единственным обязательством рассказать подробно обо всем происшедшем. Пусть знают все жители подулья.

Теперь вы — часть Семьи Теней. Приготовьтесь к войне.

— Обвинитель?

— Как ты посмел нарушить священный сон нашего хозяина?

Голоса проступали сквозь дремоту Сахаала, словно жужжание насекомых, они мешали его полуактивному сознанию сконцентрироваться.

— С-случилось непредвиденное, обвинитель, — запинаясь, заторопился человек, испуганно пригнувшись, когда Сахаал возник за плечами Чианни. — Мы… мы думали, хозяин захочет узнать…

Они даже имя мое боятся произнести…

— Поясни, — безразлично буркнула Чианни.

— Заключенный… из космопорта…

— Варп-провидец?

— Д-да… Император сладчайший…

— Говори же!

— Мы… мы думаем, он умирает, милорд!

Закованный в цепи, второй астропат содержался в одной из хижин Семьи Теней. С самого момента пленения он непрерывно пускал слюни и извергал потоки желчи, смешанной с кровью. Иногда человек начинал дергаться, будто наэлектризованный, его мышцы судорожно сокращались, морщинистое лицо кривилось в судороге.

Все помещение было перепачкано выделениями астропата, хижина пахла, как карцер сумасшедшего дома, а ужасные крики, которые пленник издавал время от времени, лишь усиливали сходство.

Как и у его товарища, голова второго астропата была закована в полосу металла, именно ее и приподнял немедленно появившийся Сахаал. Из-под полосы поднялись струйки пара, плоть человека была сожжена, словно к ней приложили гигантское клеймо.

— Милорд! — отчаянно закричала Чианни, испуганная увиденным. Для нее все это было формой ужасного колдовства.

Если бы она знала…

— Все прочь! — приказал Сахаал, отталкивая жрицу и дрожащего посыльного, игнорируя гримасу разочарования на лице Чианни. — Немедленно!

Он запер за ними дверь, активировав усиленный слух, чтобы удостовериться, что никто не подслушивает.

Затем Сахаал возвратился к корчащемуся и стонущему астропату, скрежетавшему зубами так, что они раскрошились.

И да, оно там было… на краю восприятия… грани присутствия… шепчущее… обещающее… дразнящее… проклинающее…

Рои варпа, клубящиеся вокруг, царапались несуществующими когтями, стараясь пробиться через щит.

— Кто-то, — произнес Сахаал, проводя пальцем по влажной брови человека, — хочет сказать «привет».

Внезапно он просунул коготь под стальной обруч и разрезал его, освобождая покрытый ожогами лоб псайкера. Человек от неожиданности дернулся и захрипел.

Пути открыты.

Сахаалу не нужны были особые псионические данные, чтобы понять, что случилось затем. Это походило на неописуемый звук — сверхзвуковой щелчок, более ощутимый физически, чем слышимый ушами. Как напор жидкости, рванувшийся из открытого крана, — псионическая волна освобождения, смывшая застоявшееся дерьмо. А пустой резервуар, прочистившийся от грязи, засиял яркой звездой — мозгом псайкера.

Человек вскочил на ноги, как бездушная марионетка, пытаясь идти вперед, не обращая внимания на цепи. Изо рта хлынула кровь. Хищники варпа ворвались в его душу, пируя за завесой реальности.

Сахаал отшатнулся, оба его сердца громко стучали. У него получилось? Кто-то услышал его зов? Твари пустоты не прикоснулись своими бесформенными языками к астральному маяку? Сообщение смогло проскочить?

Голова псайкера начала крутиться в разные стороны, пока не уставилась на Сахаала пустыми глазницами, словно буравящими Повелителя Ночи невидящим взглядом.

А затем человек заговорил — первые слова он произносил неуверенно, словно невидимый кукловод только приноравливался, а потом голос налился силой, и речь полились рекой:

— М-мы… м-мы… мы… мы идем… забава… для тебя…

Ошеломленный, Сахаал рухнул на колени:

— Б-братья?!

— Встречай нас, Мастер Когтя! Приготовь путь. Аве Доминус Нокс!

— А-аве!

Голова псайкера разлетелась на куски, как перезревший фрукт, осколки черепа и клочья мозга забрызгали и без того загаженное помещение. Душа человека отчаянно застонала, поглощаемая роем варпа, ожесточенно пирующим и дерущимся за каждый кусок.

Сахаал снял шлем и облегченно зарыдал.

На следующий день разведчики Семьи Теней шли по лагерю беженцев, размахивая сообщением, собирая толпы на каждом перекрестке, наводняя воздух криками и протестами.

«Идите в улей, — гласило послание на листах пергамента, которое передавали из одних дрожащих рук в другие. — Восстаньте против развращенного мира над нами и соберите для своего повелителя достойную дань.

Ангел Императора среди нас, и плата, взимаемая им, не богатство, не пища и не кровь. Его плата — правосудие. Каждый, кто способен нести оружие, будь то мужчина или женщина, каждый должен принести Ангелу Императора голову грешника или — если будет отобран отдельно — выполнить другое свершение.

Дети моложе пятнадцати лет освобождаются от повинности. В отсутствие родителей за ними будут наблюдать воины Семьи Теней.

У вас есть два дня».

Сначала все были шокированы. Нахлынули ярость, ужас и недоверие. Но молва о недавней казни благородных главарей домов и присутствии на острове некой Святыни, чья сила и мощь передавалась из уст в уста, заставили все чувства утихнуть. Все — кроме одного.

Страха.

Семья Теней была сильна, а все остальные банды понесли тяжелые потери. Угроза наказания в случае отказа была не пустым звуком. Беженцам деваться некуда. Людям больше негде скрыться. И, кроме того, как они оставят детей?

Много времени на сборы не понадобилось. Лица мрачнели, зубы сжимались, пальцы покрепче охватывали рукояти широких мачете и длинных ножей. Пришла пора отправиться в поход на улей.

Эквиксус ждала кровавая ночь.

Мита Эшин

Закончив с когнис меркатором — торговцем информацией, ради которого пошла на такой отчаянный риск, Мита возвратилась в Каспсил, ощущая неловкую радость.

Она не нарушила указания инквизитора не преследовать лично это ужасное чудовище, скрывающееся в подулье, не спровоцировала более никаких нападений виндикторов и, естественно, не сделала ничего, что пошло бы вразрез с собственными планами инквизитора. Какими бы они там ни были.

Все, что сделала дознаватель, было элементом… страховки. Каустусу вообще лучше об этом не знать.

На втором ярусе, рядом со зданием Арбитрес, Мита задержалась подождать, пока Винта доставят в хоспис Ордена Панацеар. Гигант неплохо себя чувствовал, несмотря на тяжелые раны, — благодаря своей удивительной физиологии он обладал невероятной способностью к восстановлению и блокированию болевых импульсов.

Хотя, иногда безжалостно думала Мита, возможно, Винт просто слишком глуп, чтобы понять, когда следует умирать. Но как она ни напускала на себя безразличный вид, ее беспокоило тяжелое положение мутанта. Винт самоотверженно ее защищал, оставаясь верным до самого конца; край сознания Миты до сих пор помнил боль, которую излучал раненый помощник

Любой наблюдатель мог заметить, что преданность Винта Мите была намного больше, чем преданность самому инквизитору. Хоть раз Винт оспорил ее приказ? Сомневался в ее компетентности, подозревал в чем-либо или не повиновался?


7428615255994731.html
7428686384469140.html
    PR.RU™